Страх темноты, или кто притаился в темноте. Часть 2.

(Продолжение. Часть 2).

 

Рисуем ночь

 

Страх темноты изживается и через… привитие любви к черной краске. Дети вообще-то не очень жалуют черный цвет, им больше по душе яркие, радостные цвета. Если же ребенок все рисует черным цветом, это может свидетельствовать о депрессии, психотравме или каком-то другом серьезном психическом неблагополучии.

В последние годы во многих странах стало популярным новое направление психотерапии, называемое арт-терапией («art» — «искусство»). Это когда разные виды искусства, например, живопись служат своеобразным лекарством, помогают человеку преодолевать психологические трудности и проблемы. Занимающаяся арт-терапией московская художница Мария Григорьевна Дрезнина обучала детей рисовать. Она обыгрывала разные цвета, побуждая ребят повнимательней присмотреться к окружающему миру и пофантазировать. Что можно нарисовать красной краской? А что желтой? А черной?

Черный цвет, как нетрудно догадаться, ассоциировался у детей с ночью. А ночь — это плохо, страшно, в ночи водятся чудовища, привидения, ведьмы и всякая прочая нечисть. Кое-кто из детей даже отказывался рисовать ночь — настолько ему было страшно.

И тогда художница начала учить дошколят видеть в черной краске красоту и благородство. А в ночи — мириады звезд, с которыми связаны прекрасные легенды. И хотя ей даже в голову не приходило заниматься психотерапией, ведь она просто хотела раскрыть перед детьми возможности черного цвета, вскоре, к ее изумлению, дети перестали бояться ночи. И тогда Мария Григорьевна стала пользоваться этим приемом уже сознательно, помогая ученикам не только постичь мир красок, линий и форм, но и достичь мира в своей душе.

 

Детские страхи надо уважать

 

 А если ребенок, несмотря ни на какие ухищрения, все равно побаивается темноты? — спросите вы. — Что ж, ему до старости свет в комнате оставлять?

Но скажите, вы много видели взрослых людей, которые спят только при включенном свете? Это все равно, что бояться: вдруг ребенок до старости будет сосать соску или не научится ходить на горшок?

Мой младший сын, например, с очень раннего возраста, примерно с года, невзлюбил темноту. Невзлюбил настолько, что наотрез отказывался гулять по вечерам. Едва за окном начинало смеркаться, его никакими силами нельзя было вытащить на улицу. Он хныкал, упирался, а если мы настаивали, начинал рыдать. Впрочем, мы и не настаивали, а постарались перестроить свой график так, чтобы как можно меньше выводить ребенка вечером на улицу. Конечно, это создавало определенные сложности, ведь осенью и зимой в средней полосе темнеет рано. Но мы сочли, что психологический комфорт ребенка важнее, и оказались правы. Постепенно страх темноты сошел на нет. А если бы мы решили «не поступаться принципами» и волокли бы малыша по вечерам «дышать свежим воздухом», у него вполне могло бы начаться заикание или энурез. Что в конечном итоге обернулось бы для нас еще большими трудностями.

Нужно щадить чувства других людей. Даже если человек еще ребенок. Конечно, это не значит, что следует потакать любым детским слабостям, но согласитесь, слабость слабости рознь. Одно дело, когда ребенок вредничает или проявляет злонамеренность. Тут, естественно, спуску ему давать не надо. Но бывает, что он просто НЕ МОЖЕТ С СОБОЙ СПРАВИТЬСЯ. И рад бы, да не может. Страх темноты — это как раз такой случай. Он завладевает душой ребенка, и бороться с ним принудительными мерами — значит плодить еще большие страхи и озлобленность. Это все равно, что требовать от близорукого человека, чтобы он хорошо видел без очков, и позорить его за неудачи.

Один из важнейших воспитательных (да и вообще жизненных) принципов заключается в умении представить себя на месте другого человека и понять, какие чувства вызывают у него наши поступки. Казалось бы, все предельно ясно и просто. Ан нет! Многие люди не в состоянии сделать такой мысленный перенос, пока не почувствуют что-либо на собственной шкуре.

Представьте себе, что вы тоже чего-нибудь сильно боитесь. Например, испытываете страх за жизнь родственников или за свою собственную. А окружающие будут не успокаивать вас, а раздражаться или насмешничать. Как вы воспримете подобное отношение? Наверное, вряд ли примете его за любовь. И, уж конечно, не захотите больше делиться своими переживаниями. А может, даже постараетесь поменьше общаться с такими людьми.

Вы скажете:  «Одно дело – страх темноты, а другое — страх за чью-то жизнь. Как можно сравнивать серьезные вещи с какими-то глупостями?» Но, во-первых, жизнь ребенка как раз и состоит из этих «глупостей», из мелочей. И эти мелочи для него важны ничуть не меньше, чем для нас — наши серьезные, взрослые проблемы (которые ему зачастую тоже кажутся глупостями). А во-вторых, за страхом темноты тоже, по существу, скрывается страх смерти. Это вообще основа всех страхов, только ребенок, естественно, не в состоянии осознать психологическую подоплеку своих чувств. Далеко не все взрослые могут самостоятельно справиться с подобной задачей. Хотя, если страх темноты у ребенка устойчив, постараться это понять совершенно необходимо. Ну и, конечно, поняв, в чем причина, надо стремиться к ее устранению.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Православный календарь