Серьезный малыш.

«Кризис трех лет» – так психологи называют этот нежный младенческий возраст. В целом дошкольный период – три–семь лет – святые отцы считают поразительно богатым в духовном смысле, важным для становления человека, когда закладывается модель его поведения на всю жизнь.

Негативизм или непослушание?

Кризис трех лет часто проявляется в скандальности, негативизме, упрямстве малыша. Здесь надо понимать, что дитя растет, уже обладает некоторыми навыками самообслуживания, и ему требуется больше свободы. Поэтому запланируйте больше времени на сборы, дайте ему самому одеться, поесть, при необходимости немного незаметно помогите в конце. И наоборот – попросите ребенка вам помочь в каком-нибудь деле. Дети с радостью откликаются на такую серьезную просьбу.

Часто верующие родители путают негативизм и непослушание. «Раньше он меня слушался, а теперь нет и тени послушания! Мы его упустили!» В чем же разница?

При непослушании дети отказываются делать то, чего не хотят. При негативизме они отказываются и от того, чего бы хотели, так как это исходит от взрослого. Сюда же примыкает и упрямство. Если ребенок сказал взрослому, что этого делать не будет, а потом понял, что ему этого хочется, он все равно попытается стоять на своем.

Я заметил, что моя младшая дочь трех лет, если встанет раньше всех, за минуту переодевается, пытается причесаться, застелить постель и начинает играть в свои игры. Иногда даже ждет некой похвалы за то, что она по-взрослому все сделала сама. Но стоит кому-либо из родителей прийти раньше и попросить ее сделать все то же самое, как она впадает в какой-то ступор и может и за полчаса не выполнить родительскую просьбу. Причем постоянное напоминание и строгость уже не помогают.

Причина негативизма – желание ребенка самоутвердиться и привлечь внимание к себе. Можно попробовать дать ребенку выбрать, что ему надеть, куда пойти гулять и т.д. Выбор нужно давать обдуманный (если мы идем в храм, то выбираем между двумя юбками, а не между юбкой и удобными для игр штанами). Ставьте выбор между хорошим и хорошим. «Мы будем рисовать или лепить?» «Мы сейчас помолимся Святителю Николаю или преподобному Серафиму?»

Если протест зашел в острую фазу, постарайтесь отвлечь ребенка. А если и это не помогает, уведите его от «зрителей», перетерпите, дайте ему справиться с собой, но не сдавайте своих позиций. Если ребенок истерикой добьется своего, в следующий раз будет еще охотнее пользоваться таким инструментом манипуляции. Общее правило – как помочь ребенку: терпением и любовью.

Типичный пример: дома гости, дети возбуждены, садятся за стол. И тут ребенка «переклинило» – посадили не туда, ложка не та, «да и вообще я этого есть не хочу». Мама начинает требовать, чтобы ребенок делал то, что ему говорят, и все быстро переходит в истерику. Конечно, нам проще сдаться и выполнить то, что требует чадо. Тем более что вокруг гости и родителям неудобно за такого «плохого» ребенка. Но для малыша лучше, если вы вместе справитесь с его истерикой. Уведите его от людей, наедине проявите свое терпение и любовь. Потому как истерика будет продолжаться и вам самим нужно не сорваться и сохранить спокойствие. Посадите ребенка на колени, обнимите его. Скажите спокойно, что вы будете так сидеть вдвоем, пока не справитесь с его криком и плачем, а когда успокоитесь, то снова радостные пойдете к гостям. И по опыту – истерика быстро затухает, ребенок переключается, становится адекватным. Главное – не говорить и не показывать малышу, что он «плохой», а продемонстрировать, что вы его любите и готовы помочь в любой ситуации.
Воспитывая, мы часто требуем, ругаем детей. Надо не забывать их и хвалить. Чтобы похвала не привела к гордыне, лучше хвалить не самого ребенка, а его поступки, мысли. Скажите, как вам нравится то, что он поделился игрушкой, убрался, помог маме и т.д.

Примерное поведение

Ведущий тип деятельности в возрасте трех–семи лет – игра. Через игру ребенок осваивает мир, моделирует жизненные ситуации, отношения между людьми. Если взрослый хочет войти в мир ребенка, наладить с ним контакт, то лучше всего это сделать через игру. В дошкольном возрасте закладываются основы семейных отношений, дети любят играть в «дочки-матери», «жениха и невесту». Поэтому так важен пример здоровых семейных отношений, где есть любовь между родителями, а также иерархия и соподчиненность. Наталья Соколова в своей книге «Под кровом Всевышнего» вспоминает, как ее дети играли в церковь, совершали таинства, даже отпевали кого-нибудь из участников игры. У них были свои игрушечные облачения и утварь. Родители не возбраняли эти игры, интересно, что все сыновья автора позже стали священниками.

Психологи отмечают характерные черты дошкольного возраста: целостность мировоззрения, стремление к порядку, возникновение этических понятий «хорошо» и «плохо», преобладание обдуманных действий над импульсивными, возникновение личного сознания и понимания своего места в системе отношений со взрослыми.

Для воспитания это благодатное время. Ребенок легко усваивает нормы поведения, понятия. Для него хорошо то, что делают родители, и хорошо, потому что именно они это делают. Одна моя знакомая девочка Маша пяти лет всегда читает молитву перед едой и крестит ее. Так происходит в любом месте: дома, в гостях или в кафе. Дома так принято. Для нее это совершенно нормально, более того, в ее возрасте очень важен порядок. Если Маше сказать, что сейчас молиться не надо, она очень расстроится, потому как «неправильно».

Особенности духовного развития

Дошкольный возраст обладает поразительной глубиной духовной жизни. По мнению протоиерея Василия Зеньковского, «раннее детство (от года до 5,5–7 лет) дает парадоксальную картину сочетания духовного богатства и медленно возрастающей силы эмпирической психики». Ребенок в этом возрасте обладает «наивной целостностью детской души», «удивительным мистицизмом, духовной чуткостью к горнему миру». «В раннем детстве дитя уже свободно, но еще не ответственно – это как бы прообраз святости».

Ребенок задает множество вопросов, нужно просто и открыто говорить о Боге. Важно, чтобы объяснения действительно были истиной, пусть и на доступном ребенку уровне. «Естественность и искренность дети чувствуют гораздо сильнее, чем кто бы то ни было, – пишет архимандрит Киприан (Керн). – Фальшивый тон поэтому создаст только неправильный подход к душе ребенка. Священник в особенности должен воздействовать на ребенка непосредственно, без излишних рассуждений и отвлеченностей».

Нередко можно заметить такую картину: мама или бабушка приносят ребенка к Причастию, а тот упрямится, отворачивается. Тогда они его уговаривают: «Скушай, деточка, сладкую водичку». Это ложь, которая доносится до ребенка под видом «благих» намерений.

Для ребенка естественно, что в этой маленькой ложечке – Сам Христос. И малышу нужно об этом рассказать. «Господь сотворил наш мир», «Бог всех нас любит», «нам нужно причащаться, чтобы быть с Ним». С другой стороны, не нужно вдаваться в излишние рассуждения. То, что Господь сотворил людей и Ангелов, ребенку понятно, а как это соотносится с «теорией большого взрыва» и «теорией эволюции» – он может узнать и позже.

Религиозность ребенка глубока и естественна: «…Смысловая основа мира, источник светоносных излучений есть Существо, Верховное и Благое, – это не требует доказательства для ребенка: необходимо лишь оформить то, что заключено в означенной интуиции. Религиозные категории, столь глубокие и иерархически столь богатые и насыщенные, не требуют для детского сознания никаких усилий при их оформлении» (В.В. Зеньковский).

Детские грехи

У родителей распространено мнение, что дети до семи лет безгрешны, этакие «ангелочки». И потому они очень удивляются, когда видят своего «ангелочка» дерущимся, ругающимся и совершенно не слушающимся маму. Как же так? Действительно, в практике Православной Церкви ребенок до семи лет не приступает к таинству исповеди, то есть не кается в своих грехах. Это объясняется тем, что у него еще нет в полной мере ответственности, но это не означает, что у него нет грехов. Святитель Феофан Затворник пишет: «Когда будет возрастать и усиливаться в них тяготение к Богу и увлекать вслед за собою силы, в то же самое время и живущий в них грех не дремлет, а усиливается завладеть теми же силами. Неизбежное следствие этого – брань внутренняя. Так как дети не способны ее вести сами, то место их разумно заменяют родители. Но как она должна быть ведена все же силами детей, то родители строго должны блюсти начатки их пробуждения». То есть задача родителей – научить ребенка бороться со своими грехами. Не самим подавлять их проявления, но помочь ребенку понять, что с ним происходит, и своими детскими силами побороть грех. Из воспоминаний Натальи Соколовой: «Первым злым чувством, появившимся безотчетно в моей детской душе, была ревность и неприязнь к младшему брату Сереже, который был моложе меня на два года. В три года я никак не могла понять, почему Сережу носят на руках, кормят с ложки, а я должна кушать сама, должна давать брату мои игрушки, должна терпеть его плач. Что я делала, я не помню, но помню, что мама повышала на меня голос, что-то строго мне выговаривала, подолгу за что-то меня отчитывала, даже шлепала, но всем этим я была очень довольна, не плакала, но радовалась тому, что сумела обратить на себя внимание и отвлечь маму от Сережи. Смысл слов мамы до меня не доходил. Только когда мама меня отстраняла, не желая меня ласкать, я начинала горько и безутешно рыдать. Тут приходил папа, брал меня на руки и утешал меня с бесконечным терпением и любовью».

Как утешить ребенка в такой ситуации, в общем-то понятно – ему требуется внимание и любовь. А вот как объяснить, что тот поступает плохо, грешит? Мне кажется, что это следует делать постепенно. Если родители планомерно показывают ребенку, что такие-то поступки являются грехом, стараются объяснить, почему это грех, что его поступок «обижает Бога», «делает плохо другому человеку», то ребенок постепенно сам начинает это осознавать и стараться избегать греха.

Детская молитва

«Детей не столько нужно учить молиться, как молиться вместе с ними, атмосфера молитвы сильнее всего действует на их душу. При этом совершенно непедагогично и религиозно неправильно воспитывать в детях молитвенный утилитаризм» (В.В. Зеньковский). Важно прививать ребенку сыновью любовь и благоговение к Богу, а не юридические отношения. «Молитва для детей естественно проста – они с совершенной легкостью, какая уже почти не замечается у взрослых, молятся за всех людей, иногда даже за животных… Не отрицая легкости молитвенного общения ребенка с Богом и, следовательно, желательности развития ребенка в этом направлении, нужно использовать также ритуальный материал и учитывать важность роли образов в религиозном созревании ребенка» (В.В. Зеньковский). Богослужение, святые образы, рассказы из жизни Спасителя, Божией Матери и святых близки и понятны детям, они помогают связать глубинные религиозные понятия непосредственно с самим ребенком. Лучшее место для научения ребенка молитве – молитва семейная. Его постепенно нужно вводить в молитвенное правило родителей. Соответственно с его силами прочитывать вместе несколько молитв, со временем давать ему читать некоторые из них. Во многих семьях дети любят петь молитвы с родителями. Так же нужно учить ребенка молиться своими словами, выражать свою благодарность, просьбы Богу.

Еще одно чувство, которое важно заложить в детстве – это благоговение. По мнению протоиерея Глеба Каледы, «благоговение перед святыней зарождается, закладывается прежде всего в семье, в детском возрасте. Утраченное чувство благоговения очень трудно восстановить». Благоговение, как и другие добродетели, закладываются родительским примером. Причем не только к Богу. Если мама благоговейно молится, но в то же время позволяет себе неуважительно относиться к мужу, упрекать и при всех осуждать какие-либо его недостатки, ребенок, скорее всего, вынесет из этого отрицательный урок. Трепетное отношение друг ко другу, к Богу, к богослужению – залог успешного духовного воспитания ребенка. Родителям важно быть единодушными в плане собственной духовной жизни и в плане воспитания.

В заключение еще раз вспомним главный педагогический инструмент правильного воспитания ребенка в дошкольном возрасте – личный пример. Из надгробного слова Григория Богослова о святителе Василии Великом: «Первый возраст Васильев, под руководством великого отца, повит был пеленами и образован в лучшее и чистейшее создание. Итак, благодетельно было для Василия, что он дома имел образец добродетели, на который взирая, скоро стал совершенным. Он с ревностью молодого коня стремился за отцом и не отставал в высоких порывах добродетели, но как бы в рисунке (если угодно другое сравнение) проявлял будущую красоту добродетели и до наступления времени строгой жизни предначертывал, что нужно для сея жизни».

Священник Иоанн Федоров

Православный календарь