Открытое письмо священика. Прошу помочь: архиерей разрушает мою семью

Меня зовут священник Дмитрий Анатольевич Фесечко. Родился в городе Владимире в 1985 году, в семье многодетного священника. Отец по сей день служит во Владимирской епархии. С раннего детства я рос при храме, участвовал в богослужениях, пел и читал на клиросе. Свою дальнейшую жизнь я не представлял без храма. Ещё в детстве я решил, что стану священнослужителем.
В 2009 году я вступил в брак. А в 2010, по милости Божьей, епископ Тихон (Степанов) меня рукоположил в сан священнослужителя в Архангельской епархии. Здесь, на архангельской земле, и началось моё служение.
После скоропостижной кончины епископа Тихона в 2010 году вновь назначенный владыка Даниил благословил меня служить на приходе в городе Вельске, в храм Успения Богородицы. С тех пор начинается странствование моей семьи по Архангельской области.
В 2012 году нас переводят служить в Устьянский район, в п. Октябрьский. Я стал настоятелем храма святого праведного Прокопия Устьянского. На этом приходе я прослужил три года. За это время начал строительства храма в честь Казанской иконы Божьей Матери. Однако летом 2016 года владыка Василий, епископ Котласский и Вельский, переводит меня на другой приход, в Коношский район, в п. Подюга. Ещё через пять месяцев переводит на другой приход — в п. Ерцево Коношского района, где я служу по сей день.
При переезде в Архангельск моя супруга очень тяжело проходила адаптацию в северном климате. Мы прожили в Архангельске два года. Состояние её не становилось лучше. Когда был подписан указ на мой перевод в г. Вельск, я надеялся, что состояние моей жены нормализуется на юге Архангельской области. Но в связи с беременностью, родами, частыми переездами, наличием серьёзных хронических заболеваний, а также стрессов, связанными с частыми переводами и сменами места жительства, здоровье матушки только ухудшалось.
Последние три года она с детьми, сначала с одним, а потом со вторым ребёнком, каждые два месяца ездила во Владимирскую область, к родителям, для восстановления здоровья. В связи с этим наша семья часто стала жить раздельно, дети стали расти без отца. По сути, семья оказалась под риском распада.
В этих непростых обстоятельствах я решился обратиться к епископу Василию с прошением о переводе в другую епархию, более подходящую для матушки по климатическим условиям. Первое прошение было написано в 25 августа 2016 года. Владыка не благословил и вместо того, что бы войти в наше положение, помочь, поддержать в этой ситуации, 27 августа 2016 года он запрещает меня в служении по причине того, что я, якобы, самовольно покинул место служения и уехал в отпуск к семье.
Но это было не так. Прошение на отпуск сроком со 2 по 20 августа 2016 года было подписано настоятелем, протоиереем Михаилом Харчук, а на словах им сказано, что владыка благословил. Через месяц владыка меня восстанавливает в служении, переводит на приход в п. Ерцево Коношского района.
В декабре 2016 года после епархиального собрания мы с супругой пытались попасть к владыке на приём, по его же благословению, но в этом нам было отказано. Надо сказать, что епархиальное управление находится в 700 км. от места моего служения. Нам пришлось два дня караулить владыку у дверей, что бы он нас принял. В итоге он нас принял. Мы предоставили справки от врачей о состоянии здоровья матушки и на словах объяснили всю ситуацию. Но владыка всё равно нам отказал в переводе.
Мы смирились. Ещё год мы прожили в том же режиме: болезни, постоянные переезды жены и детей. Но больше так продолжаться не может. Это разрушает здоровье матушки, разрушает семью. Для детей это постоянный стресс.
В очередной раз я решил уповать на милость владыки Василия и написал ему прошение от 04.01.2018 года о переводе в другую епархию с правом служения в ней. Владыка игнорирует моё прошение, не идёт на контакт.
В епархии также не дают чёткого ответа по моему прошению. На приём попасть невозможно. Прошу помочь в сложившейся ситуации.
Я, священнослужитель с семилетним стажем, сын священника, воспитывающий двух малолетних детей, судьбу которых я тоже связываю (как Бог даст) в будущем с православной церковью, в сложившихся обстоятельствах я не имею возможности с полной отдачей служить Господу, в полной мере, без остатка, с горением, как того требует Церковь и долг священника, отдавать себя служению пастве, людям.
Да, священники, как никто из православных должны показывать смирение и терпение неудобств и скорбей. Но мы также, как никто, должны являть пример ЛЮБВИ. Любовь должна проявляться и в священнической среде – не кара, не наказание, не осуждение нижестоящего чина, а любовь отеческая к подчиненному, милующая. И наоборот – не раболепие и заискивание, не лесть к чину вышестоящему, но любовь безусловная, искренняя.
Я не жалуюсь. Взываю к православной общественности, к пониманию и поддержке. Я хочу честно служить Господу, а не бороться день и ночь с бесконечными надуманными препонами вышестоящих властей. Предвзятые придирки руководства лишают не то, что молитвенного состояния – элементарной работоспособности.
Надеюсь , что этот крик о помощи найдёт отклик в сердцах небезразличных людей и повлияет на разумное решение вышецерковной власти.

20.01.18 года иерей Дмитрий Фесечко
Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: