Детям об аде и рае

В каком возрасте и что именно мы должны сказать об аде и рае детям, чтобы не напугать страшными образами, с одной стороны, и чтобы представления о рае не сводились к описаниям плотских удовольствий (как говорили одному мальчику его родители: «Рай – это такой красивый сад, где много цветов, а на деревьях растут конфеты и булочки»)? О чем и как следует говорить детям, мы попросили рассказать двух священников.
Протоиерей Илия Зубрий, настоятель храма Иоанна Богослова в с. Богословское-Могильцы, заместитель директора по духовно-нравственному воспитанию в гимназии «Плесково», отец восьмерых детей:
«Общие рекомендации, когда и что можно говорить ребенку об аде и рае давать сложно. Потому что родитель своего ребенка знает лучше всех и он сам должен определять, когда и что его ребенку будет понятно, и за это родитель несет ответственность.

Не стоит бояться такой темы. Мне кажется, что самым удобным и разумным способом начать этот разговор может быть чтение притчи о богаче и Лазаре. Там все спокойно и наглядно описано.

Перед таким ответственным разговором обязательно нужно помолиться, и найти те немногие, но нужные слова. Сказать, что рай – это место вечной радости с Богом, ангелами и святыми. А ад – место без Бога, от чего там мрак и тоска. Это место не для людей, а для падших ангелов, демонов. А люди на протяжении своей жизни всегда делают выбор, с кем им быть, с Богом, или с его противником. Так что ад над нами никакой силы не имеет, если мы сами его не выбираем своими злыми делами.

В этих беседах важно постоянство и последовательность, чтобы дети улавливали связь библейских событий, можно перед сном читать небольшие отрывки из Закона Божия для детей».

Протоиерей Феодор Бородин, настоятель храма святых бессребреников и чудотворцев Косьмы и Дамиана на Маросейке, отец семерых детей:
«Мне кажется, что ребенку нужно объяснять, что такое ад и рай, прежде всего, исходя из слов Христа «Царство Божие внутри вас есть» и говорить о том, что ад и рай это внутреннее состояние человека, которое останется с ним после его смерти. А как это будет происходить, как это будет выглядеть, для нас по большому счету неведомо, Господь нам этого не открыл.

Можно попытаться объяснить, что это состояние, которое бывает, когда ты поссорился с мамой или с папой или с братом, когда ты наврал, когда тебе ужасно стыдно, потому что раскрылся в школе какой-то твой гадкий поступок, и состояние, в котором ты в это время находишься, — озлобленности, уныния, отчуждения от близких людей, замкнутости в себе, – это слабый отголосок того, в котором будет пребывать человек, лишившийся Царства Божьего.

А поскольку человек существо и духовное и телесное, и в воскресении человек будет восстановлен в теле, то, видимо, эти нарушения будут отражаться и на теле человека, каким-то нам неведомым образом. Когда у человека тьма на душе, тело его не может испытывать радости.

Еще можно говорить, что человек по своему состоянию может просто не выдерживать близости Бога и Царствия Небесного. Если представить себе преступника, уголовника, который большую часть жизни отсидел в тюрьме, и представить, что мы могли бы поместить его к Сергию Радонежскому в его первую монашескую общину, он бы среди этих людей вряд ли бы выдержал и три дня. Ему бы все это стало скучно, пресно и неинтересно, хотя его там и кормили бы и помогали, но он сбежал бы оттуда, потому что для него это невыносимо, и нашел какой-нибудь кабак, где почувствовал бы себя своим.

Можно детям объяснять, что ад — это состояние, когда ты с кем-то в ссоре, разлуке, раздражении, потому что в аду все непрерывно находятся в злобе и раздражении друг на друга, и уровень той злобы нам даже не представим. Вот когда человек пребывает в таком состоянии, он может почувствовать, что такое ад. Неслучайно, практика приготовления ко святому причастию требует от человека сначала примириться, и только потом – даже не причащаться и не идти на литургию – а только начинать читать молитвы ко святому причащению. Эти молитвы даже читать нельзя, пока ты находишься не в мире, потому что состояние причащающегося человека это состояние рая, а состояние ссоры – это состояние ада, разделения с другими людьми.

Нельзя назвать определенного возраста, с которого надо начинать говорить об аде и рае. Наверное, это очень сильно зависит от того, как формируется христианское понимание жизни у ребенка. Например, мы видим, что есть ребенок, который начинает очень искренне исповедаться в 6-7 лет или в 8 лет, а есть ребенок из церковной семьи, который приходит к настоящей исповеди в 15 лет или вообще не приходит к ней никогда, не переживает ее. Это говорит о том, что человек не переживает грех как рану, как боль. И с ним сложно разговаривать об аде, потому что ад все-таки результат грехов человека. Нельзя назвать такой момент, когда можно посадить перед собой ребенка и начать говорить «ад это то-то, а рай – это то-то», но отвечать на вопросы, если он начнет их задавать, наверное, можно условно с 7 лет, а точнее, с того возраста, когда человек начинает понимать грех как разлучение с Богом и как боль, хотя бы отдаленно.

Чтобы не напугать образом ада, родители должны понимать, что ребенку важно с детства чувствовать, знать, что его очень любят. Отношения с Отцом Небесным вырастающий человек очень во многом ориентирует на отношения с земными родителями. Не случайно Господь выделяет среди других заповедей заповедь о почитании родителей так, что обещает за нее благоденствие и долгожительство. Потому что невозможно построить отношения с Отцом Небесным, не построив их с отцом земным. Поэтому когда ребенок растет и его наказывают, но он знает и видит, что это делают с любовью, если родители не живут для себя, а своим примером показывают, что такое жертвенная настоящая любовь, то он растет в радости, мире и покое. И если сказать ему, что Бог это любовь, это будет ему понятно. Акцентировать надо на том, что Господь это тот, кто ищет возможность помиловать человека, а не ищет повода для того, чтобы его наказать».

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Православный календарь