Батюшка из Алатыря основал детский лагерь при храме

Настоятель Олег Востриков, до сорока лет бывший атеистом, возродил околохрамовые традиции.

«Для меня как священника всегда оставалось загадкой, почему в храм ходит 2-3% крещеных людей. Один из вариантов ответа — в советское время была уничтожена околохрамовая жизнь, жизнь прихода, которая не ограничивается богослужением», — считает настоятель алатырского храма Иверской иконы Божией матери иерей Олег Востриков.

Новое — хорошо забытое старое

Об отце Олеге я вспомнил, когда прочитал в Интернете, что в Алатыре 7 июля в День святых Петра и Февронии был организован большой праздник, посвященный семье, любви и верности. Одним из его организаторов стал приход храма, в котором отец Олег служит настоятелем.

Не так давно довелось побывать в Алатыре и лично убедиться в уникальности возглавляемого им прихода. Отец Олег успешно занимается не только церковными делами, но и участвует в жизни своих прихожан. Например, при храме есть что-то очень напоминающее Дворец пионеров советских времен. Помните, было такое учреждение, где дети, чтобы не шляться без дела по улице, были заняты во всяких кружках?

— Проходите сюда, — пригласил меня отец Олег в стоящее возле храма одноэтажное бревенчатое здание. Здесь у нас Дом милосердия, в нём и проходит наша околохрамовая жизнь. Когда-то это был корпус местной психиатрической больницы. Прихожане его отремонтировали, теперь здесь размещается наша детская воскресная школа, в которую ходят около 20 мальчишек и 40 девчонок. Здесь есть комната резьбы по дереву, изостудия, студия «Рукодельница», где девочки занимаются всякими женскими ремеслами, студия «Хозяюшка», где они учатся готовить, библиотека с читальным залом, хоровая студия. Кстати, пению наших детишек обучает самая настоящая англичанка Руфь. Она приехала в Чувашию еще в 90-е годы преподавать английский язык в Чебоксарах. Потом в Чувашии вышла замуж и переехала к нам в Алатырь. Мальчишки у нас занимаются боевыми единоборствами. Для них создана дружина имени святого воина Федора Ушакова, там ведет занятия бывший морской пехотинец Дмитрий Макаров.

— А какие у Вас книги в библиотеке? Наверное, все больше по православию?

— Есть, конечно, и религиозная литература. Но мы стараемся, чтобы было больше разных книжек. Сейчас очень не хватает добрых, хорошо изданных детских сказок. Такие книги печатали, в основном, лет 30 — 40 назад. Мы стараемся их находить и пополнять нашу библиотеку. Собираем и старые учебники, изданные еще в советское время. Современная учебная литература — это полная профанация. Раньше уровень образования был намного выше.

— Школа, пусть и воскресная, все-таки предполагает, что учащиеся ходят туда во время учебного года, но сейчас лето, а у Вас здесь очень много детишек.

— В первой половине лета мы организуем при храме детский лагерь дневного пребывания. В 8 часов утра у нас линейка с подъемом российского флага под государственный гимн. Потом 2 часа ребята работают на огороде, вместе с взрослыми прихожанами участвуют в благоустройстве территории вокруг храма. После — занятия спортом, кружки.

Булки на деревьях не растут

— Чем-то напоминает пионерский лагерь прошлых времен.

— В этом нет ничего плохого. Во многих современных семьях дети привыкли жить на всем готовом. Они думают, что булки растут на деревьях. Но когда начинают что-то делать своими руками, меняется их психология. Работая на огороде или рукодельничая, они сначала преодолевают себя, но потом чувствуют радость от того, что у них что-то получилось. В воскресной школе мы должны обучить детей не только основам веры, но и воспитать в них правильное мировоззрение, а это невозможно без приучения к повседневному труду.

— А для родителей у Вас тоже есть какая-то программа?

—  У нас есть воскресная школа и для взрослых. Там мы тоже не ограничиваемся обучением православию. Например, у нас есть два психолога, которые преподают нашим прихожанам основы педагогики, консультируют по сложным семейным проблемам. Кроме того, почти все прихожане участвуют в нашей хозяйственной жизни. Посмотрите, какой прекрасный цветник разбит возле нашего храма. Все это требует огромного труда и любви к тому, что делаешь.

— Ваши прихожане живут очень дружной общиной, как вам это удалось?

— Тут больше не моя заслуга, а бывшего настоятеля храма отца Василия Паскье, ныне наместника чебоксарского мужского монастыря. Он 5 лет назад оставил мне приход в отличном состоянии. Почти все, что у нас есть, было создано им. Теперь все это надо поддерживать, ну и, конечно, двигаться дальше.

Священниками не рождаются

— Я знаю, что Вы прекрасно владеете компьютером, сами пишете и верстаете вкладыш «Православный Алатырь» в местной газете, еженедельно ведете программу на местном телевидении. Похоже, Вы не всегда были священником?

— Я рос в семье, где о Боге никогда не говорили. У нас не было ни одной иконы, ни одной религиозной книги. Я не умел креститься, у меня в детстве не было даже знакомых, которые ходили бы в храм. Представляете, у нас тогда на миллионный город Сверд­ловск, ныне Екатеринбург, где мы жили, была только одна церковь. И та — кладбищенская, захудалая.

15 лет я преподавал языкознание на филологическом факультете университета, потом был директором екатеринбургского Дома фольклора. До 40 лет был атеистом и очень настороженно относился ко всем религиям, пока серьезно не заболела моя старшая дочь. Тогда я дал обет, что, если она выживет после операции, посвящу себя служению Господу. Так получилось, что в результате я переехал в Алатырь и начал здесь священнослужительствовать.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Православная тизерная сеть